November 14th, 2019

Мамай

Рязань брал, Магас брал - шпака не брал!

Нашел интереснейший юаньский текст последних лет XIII - первого десятилетия XIV в., написанный юаньским историографом Яо Суем (1238 - 1313 гг.).
Это т.н. "стела на пути духа" у могилы юаньского сановника Ли Чжун-цзе (1226 - 17.07. 1288 г.), где также помещена биография его отца Ли Чжэнь-сяня (1191 - 18.08.1259 г.).
Так вот там, в жизнеописании Ли Чжэнь-сяня, приводятся интереснейшие сведения о походе чингизидов в "Западный край" в 1235 - 1242 гг., которые весьма надежны, поскольку записи о деяниях Ли Чжэнь-сяня по приказу Мэнгу-каана были записаны еще в 1250-х годах.
В них же сообщается следующее:

1. В 1235 г. был указ Угэдэя, приказывающий Мэнгу и Гуюку отправиться в этот поход вместе с Субэдэем (Ли Чжэнь-сянь как раз и был в составе войск под командованием Мэнгу, но отправился он к нему только на следующий, 1236 год);

2. В 1237 г. "дошли до моря Кул-тенгиз" (Каспийское море - Р.Х.) и потом "пошли облавой вместе с главой всех князей Бату в карательный поход на русских. Пришли к городу Ерзан (Рязань - Р.Х.)". Там Ли Чжэнь-сянь сражался 7 дней, пока город не взяли.

3. В конце ноября - начале декабря 1239 г. войска Мэнгу подошли к городу алан Магас и попытались взять сходу штурмом, но неудачно. Осада Магаса длилась 3 месяца, до февраля 1240 г., когда он все-таки и был взят штурмом.

4. В 1241 г. был указ Угэдэя об отводе войск на отдых.

В общем это ценнейшие сведения источника, происходящего из монгольского первоисточника, близкого по времени к событиям и отражающего сведения монгольской каанской канцелярии 1250-х годов. Причем они дают подробную и точную хронологическую сетку событий, а также сообщают о датах и содержании важных указов каана Угэдэя касательно "Великого западного похода" войск Монгольской империи в 1235 - 1242 гг. Там же приводятся ценные детали событий этого похода.

Собирался не выкладывать, а взял и выложил.

В "леднике", как и положено, было холодно. Пахло кровью и какими-то травами. На дерюге, обложенный кусками льда лежал труп Хрипули. Голова рядом, по  слегка уже оплывшему лицу до сих пор было заметно, что покойного прямо перед кончиной кто-то очень сильно удивил.
- Однако, - протянул Резкий, - кажется ситуация все веселее и веселее.
- Чего еще? - забеспокоился Худой.
- Лампу держи выше и ровно, не мотай, и подвинься. Итак темно как в обезьяней жопе, а ты еще загораживаешь. - Резкий повернулся к следователю, - голова вместе с шеей не оторвана, а отрублена. Без опыта это не сразу заметишь, или не заметишь вовсе, но мне это вполне ясно.
- С чего ты решил? - Филиск склонился над телом.
- Ну вот, - Резкий ткнул в край чудовищной раны. - Кожа и мышцы должны быть разорваны...
- Ну так они и разорваны, - возразил следователь.
- Не так, - парировал Резкий, - вот смотрите оба, тут почти параллельные бороздки, тут - царапины на позвонках.
- А лоскуты кожи и, вон, мыщца торчит? - Этмон прищурился.
- Это нормально как раз.
- И что? - Худой хмурясь почесал подбородок.
- Ты задаешь такой вопрос и таким тоном, что заранее отметаешь любой аргумент собеседника, - хмыкнул Резкий, - тем не менее, я готов поставить свое месячное жалованье, на то, что этому Супону отрубили голову чем-то вроде сунамской боевой дубинки или костяным топором южных дикарей. Именно от них бывают такие следы в ране. С виду, как будто разорвали, а присмотришься - и вот пожалуйста. Это все же не сталь и даже не бронза, края немного зазубрены и толщина "плавает". Либо, если это дубинка, там зубы какого-нибудь морского гада обычно вставлены. Просто удар был еще очень сильный.
- А это не может быть...- следователь потер переносицу. Ему вдруг ужасно захотелось чихнуть.
- Может, - кивнул Резкий, - именно поэтому мне не только весело, но еще и страшно.
Воркин выглядел несколько хуже. Вернее половина Воркина. От него остались выпотрошенный торс, голова и левая рука выше локтя. Обе ноги были буквально выдраны из тела, а лицо страшным ударом вдавлено внутрь черепа.
- Тут все понятно, после пары минут осмотра заявил Резкий. - Сначала убили ударом в лицо, потом выпотрошили и оторвали ноги-руки. При другой бы последовательности его вопли бы разбудили всю деревню. Ноги, руки и потроха унесли.
- Именно оторвали? - спросил следователь хмурясь.
- Именно оторвали. - Очень сильным и очень быстрым движением.
Худой пробурчал что-то матерное.
- Но и это еще не все, - торжествующе улыбнулся Резкий. Сейчас он напоминал фокусника на деревенской ярмарке, достающего из шляпы живого кролика. - Судя по всему, тот кто это сделал, в процессе успел господином Воркиным немножко подзакусить. Внутри э-э-э, живота, я нашел часть стенки желудка со следами зубов. Больших зубов, я бы сказал. Ну и не знаю, важно это или нет, но Воркин ужинал гречкой.